Заочное дистанционное образование
с получением государственного диплома через Internet

 

  Менеджмент организации
  Введение
  Конференции
  ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ МЕНЕДЖМЕНТА
  ОРГАНИЗАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ МЕНЕДЖМЕНТА
  ЭВОЛЮЦИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  МЕНЕДЖЕРЫ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ
  ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ: ПЛАНИРОВАНИЕ, ОРГАНИЗАЦИЯ, МОТИВАЦИЯ И КОНТРОЛЬ
  СВЯЗУЮЩИЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ: КОММУНИКАЦИИ В ОРГАНИЗАЦИЯХ И ПРИНЯТИЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ
  МЕТОДЫ И МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ В МЕНЕДЖМЕНТЕ
  ИНФОРМАЦИЯ И ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА УПРАВЛЕНИЯ
  ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ
  УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТАМИ В ОРГАНИЗАЦИИ
  Тесты по дисциплине
  Кроссворды по дисциплине
  Глоссарий по дисциплине
  Госстандарт Менеджмент организации
  Теория мотивации
  МЕРЧЕНДАЙЗИНГ
  Введение в специальность менеджмент
  Приемы влияния на людей
  Узелки на память  
  Узелки на память 2  
  Правило «балансировки»  
  Правило «безвыигрышности в споре»  
  Правило «благоразумного выбора»  
  Правило «дохлой кошки»  
  Правило «зеленого винограда»  
  Правило «исторической маски»  
  Правило «мести»  
  Правило «мифа о вредительстве»  
  Правило «мягкой личности»  
  Правило «нужности ненужных»  
  Правило «оброненного платочка»  
  Правило «огласки»  
  Правило «окрыляющей откровенности»  
  Правило «опаздывания страха»  
  Правило «оправдания средств»  
  Правило «оправдывания поступка»  
  Правило «осквернения»  
  Правило «ощипанной курицы»  
  Правило «парадокса конкуренции»  
  Правило Парето  
  Правило «персонализации»  
  Правило «пиетета к счастливчику»  
  Правило «прерывания»  
  Правило «салями»  
  Правило «социогоизма»  
  Правило «стреляющего предмета»  
  Правило «сходства мнений»  
  Правило «тройного понимания»  
  Правило «четырех раз»  
  Принцип Аль Капоне  
  Принцип Ф. Бартлета  
  Принцип Д. А. Гарфилда  
  Принцип И. В. Гёте  
  Принцип Д. Дьюи  
  Принцип Д. Карнеги  
  Принцип Б. Франклина  
  Принцип Э. Хаббарда  
  Принцип «активизации ответственности»  
  Принцип «атакующей патетики»  
  Принцип «блокировки»  
  Принцип «буртика»  
  Принцип «Ваньки»  
  Принцип «вброшенного беспокойства»  
  Принцип «великодушия»  
  Принцип «вилочки»  
  Принцип «"вляпывания"в...»  
  Принцип «вскользь»  
  Принцип «восьми поглаживаний»  
  Принцип «вуали»  
  Принцип «вхождения в резонанс»  
  Принцип «выпроваживающего стула»  
  Принцип «гамбургского счета»  
  Принцип «гвоздики в пробирке»  
  Принцип «грязной каймы»  
  Способы воздействия на неугодного человека  
  Принцип «навозного шарика»  
  Принцип «направляющих стимулов»  
  Принцип «нахождения простоты»  
  Принцип «необычности»  
  Принцип «непоправимости»  
  Принцип «неразрушающего дробления»  
  Принцип «нестандартности»  
  Принцип «ни-ни»  
  Принцип «нога в дверь»  
  Принцип «окликнутой личности»  
  Принцип «оставь одного»  
  Принцип «отвлекающего фона»  
  Принцип «открытой дороги»  
  Принцип «отстоя»  
  Принцип «партнерства»  
  Принцип «паучьего поведения»  
  Принцип «переноса»  
  Принцип «подслащенной пилюли»  
  Принцип «правдивой лжи»  
  Принцип «риска доверием»  
  Принцип «ход на ход»  
  Принцип «шестеренки»  
  Феномены ситуаций
  Стратегический менеджмент
  ОСНОВЫ МЕНЕДЖМЕНТА
  МЕНДЖМЕНТ ОРГАНИЗАЦИИ
  Консультации о поступлении
  Контакты
  ИСКУСТВО МЕНЕДЖМЕНТА
  ПРАКТИКА КОНТРОЛИНГА
  ТЕСТЫ ФЕПО - МЕНЕДЖМЕНТ
  50 МЕТОДИК МЕНЕДЖМЕНТА
  Публикации
  Изданные учебные пособия
  Конкурсы
  На базе филиала ФГБОУ ВПО «МГИУ» в г.Вязьме Смоленской области открыт Центр тестирования иностранных граждан по русскому языку
  ЛОГИКА
  Инновационный менеджмент

ИНФОРМАЦИЯ

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 
  Контакты  Карта сайта  НА ГЛАВНУЮ  

Принцип «неразрушающего дробления»

Принцип «неразрушающего дробления»

 
Если нам надо получить от кого-то согласие, о уверенности в его «да» нет, то самое лучшее — раздробить требуемое итоговое «да» на множество маленьких «да», уверенно получая каждое из них в за­ведомо нетрудных и беспроблемных для нас ситуациях.

Именно к этому приему зачастую прибегал мудрый Сократ (470—399 гг. до н.э.), когда ставил себе целью одолеть собеседника. Для нас нет проблемы извлечь взять на вооружение этот метод, поскольку им пронизаны все произведения ученика Сократа Аристокла (428—348 гг. до н.э.) более известного под именем Платон (такое прозвище он получил за широкие бор­цовские плечи).

Приведем основные моменты диалога «Лахес» посвя­щенного определению мужества, выяснению содержа­ния этого понятия, в вольном переводе Феохария Харлам-пиевича Кессиди.

Сократ: Тебе, Лахес, как полководцу ведь известно, что такое мужество.

Лахес: Конечно. И клянусь Зевсом, вопрос не труд­ный. Недолго думая отвечу: мужествен тот, кто, остава­ясь на своем месте в строю, сражается с неприятелем и не бежит с поля боя.

Сократ: Это ты верно говоришь, Лахес, если, прав­да, иметь в виду один из примеров мужественного по­ступка. Возможно, моя вина в том, что ты свел муже­ство к единичному случаю, поэтому уточним вопрос: я прошу тебя определить существо добродетели мужества, найти то, что есть «одно и то же во всем», то есть то общее и существенное, которое охватывает все случаи и все примеры мужественных поступков. Твой же от­вет следует признать опрометчивым потому, что суще­ствуют поступки и образы действий, которые по внеш­нему проявлению противоположны твоему пониманию мужества, но которые всеми должны быть признаны за мужественные. Так, скифы, убегая, сражаются не менее мужественно, чем преследуя.

Да и Гомер называет Энея «мастером бегства». Бег­ство само по себе не обязательно- есть признак малоду­шия или отсутствия мужества. Ведь во время сражения при Платее гоплиты лакедемонян, столкнувшись с персидс­кими щитоносцами, побежали, не утратив при этом му­жества. Когда же из-за этого бегства ряды персов рас­строились, лакедемоняне неожиданно обернулись назад, стали сражаться как конные и таким образом одержали победу. Собственно говоря, я хотел бы узнать от тебя, Лахес, о мужественных не только в пехоте, но и в коннице и вообще в военном деле, и не только на вой-"е. а также во время опасностей на море, в болезнях, в еДности или в государственных делах, и опять еще не 0 тех только, что мужественны относительно скорбей и

страхов, но и кто силен в борьбе с вожделениями и удовольствиями, на месте ли он остается или обнажает тыл; ведь бывает, Лахес, мужественные и в таких ве­щах.

Лахес: Если, Сократ, от меня требуется определение мужества, то есть нахождение того существенного признака, присущего всем его проявлениям, то я бы ска­зал, что это своего рода стойкость души, твердость ха­рактера, словом, упорство.

Сократ: Ты говоришь так, как нужно. Но мне ка­жется, что не всякое упорство представляется тебе муже­ством. Такое заключение я делаю из того, что почти уверен, что ты, Лахес, относишь мужество к прекрас­ным вещам.

Лахес: Да, несомненно, к прекрасным.

Сократ: Упорство, соединенное с благоразумием, не будет ли прекрасной и хорошей вещью?

Лахес: Конечно.

Сократ: Каково же оно будет без благоразумия? Очевидно, противоположной вещью, то есть дурной и плохой?

Лахес: Да.

Сократ: Стало быть, ты не назовешь нечто дурное и плохое хорошим?

Лахес: Не назову, Сократ.

Сократ: Следовательно, ты не признаешь такое упорство за мужество, поскольку оно нечто плохое, а мужество — дело хорошее.

Сократ, «обличая» ошибочность определения муже­ства, данного Лахесом, строит следующий силлогизм:

Всякое мужество — нечто хорошее.

Не всякое упорство — нечто хорошее.

Следовательно, не всякое упорство есть мужество. — П. Т.

Сократ: Оно, возможно, меня удовлетворило бы, но все дело в том, что я не знаю, что ты имеешь в виду, употребляя слово «благоразумное». Благоразумное в чем. Во всем? И в большом и в малом? Скажем, человек проявляет упорство в том, что тратит деньги благоразум­но, зная, что в конечном счете он от этого только вы­играет и приобретет больше.

Лахес: Клянусь Зевсом, нет.

Сократ: Или, чтобы привести аналогичные приме­ры, скажем, врач остается упорным, проявляет твердость и на мольбы своего больного сына или другого больно­го, страдающих воспалением легких, отказывается дать им пить и есть. Назовем ли врача мужественным?

Лахес: Нет, и это не мужество.

Сократ: Тогда возьмем, к примеру, человека, выка­зывающего упорство на войне и готового сражаться, но расчетливого в своем благоразумии. Он знает, что к нему придут на помощь; ему также известно, что он будет сражаться с более малочисленным и более слабым противником, к тому же находящимся в менее выгодной позиции. Скажешь ли ты, что этот человек, чья стой­кость основана на расчете, более мужествен, чем тот воин, который находится в противоположных обстоятель­ствах своего лагеря и готов тем не менее сражаться, про­являть стойкость и упорство?

Лахес: Мне кажется, последний мужественнее.

Сократ: Но ведь стойкость этого менее осмотри­тельна, менее благоразумна, чем первого.

Лахес: Верно говоришь.

Сократ: Тогда, значит, по твоему мнению, и опыт­ный в сражении наездник, проявляющий упорство и стой­кость, менее мужествен, чем новичок?

Лахес: Так мне кажется.

Сократ: То же самое ты скажешь о метком стрелке из пращи, из лука и о другом воине, опытном в какой-либо области военного искусства?

Лахес: Конечно.

Сократ: И те, кто, не умея плавать, но желая пока­зать стойкость, бросаются в водоем, ты полагаешь, сме­лее и мужественнее тех, кто обладает опытом в этом Деле?

Лахес: Что же другое можно сказать, Сократ?

Сократ: Ничего, если в самом деле ты так дума­ешь.

Лахес: Да, я так думаю.

Сократ: Однако, если не ошибаюсь, эти люди в своем желании продемонстрировать упорство и стой­кость подвергаются большей опасности и проявляют боль­ше безрассудства, чем те, которые опытны в этом деле.

Лахес: Кажется.

Сократ: А не казалось ли раньше нам, что безрас­судная отвага и упорство постыдны и вредны?

Лахес: Конечно.

Сократ: А мужество мы признавали чем-то хоро­шим?

Лахес: Верно, признавали.

Сократ: Но теперь же мы, напротив, называем по­стыдное, безрассудное упорство мужеством.

Лахес: Кажется, что так.

Сократ: Полагаешь ли ты, что мы говорим хорошо?

Лахес: Нет, клянусь Зевсом, Сократ, по-моему, нехо­рошо.

Сократ: Стало быть, Лахес, той дорической гармо­нии, о которой ты говорил, у нас с тобой что-то не выходит, потому что дела наши не согласуются со сло­вами нашими.

Лахес: Понимать-то я, кажется, понимаю, что такое мужество, а вот только не знаю, как это оно сейчас от меня так ушло, что я не успел схватить его и выразить словом, что оно такое.

Удивителен был Сократ. Провести собеседника от его «конечно» до его же «не знаю» и ни разу не спот­кнуться! Наоборот. От аргумента к аргументу набирать темп и энергию опровергательной убедительности!

А как великолепно само «рассыпание .целого» на восхитительные искорки блеска торжествующей мысли. Мне это напоминает превращение холодного, твердого и темного заряда, выстреливаемого ракетницей, в ярко-ог­ненный сноп ниспадающего огня победно-праздничного фейерверка.

Джозеф Эллисон, коммивояжер фирмы «Вестингауз». рассказывая свою историю, по существу приводит при­мер приема «неразрушающего дробления». Итак, сфера бизнеса:

«На моей территории был человек, которому наша компания очень хотела продавать свою продукцию.

Мой предшественник в течение десяти лет наносил ему визиты, так ничего и не продав. Когда эта территория перешла ко мне, я на протяжении трех лет упорно заходил к нему, но заказа тоже не получил. Наконец после тринадцати лет посещений и переговоров мы продали ему несколько моторов. Я считал, что если эта партия удовлетворит клиента, то за ней последует заказ еще на несколько сот моторов. Таковы были мои ожи­дания.

Разве я рассуждал неправильно? Я знал, что моторы в полном порядке. Поэтому, когда я явился к нему через три недели, настроение у меня было самое приподнятое.

Но оно недолго оставалось таким, ибо главный ин­женер приветствовал меня следующим потрясающим за­явлением: «Эллисон, я не могу купить у вас остальные моторы».

«Почему? — с изумлением спросил я. — Почему?»

«Потому что ваши моторы слишком греются. До них нельзя дотронуться».

Я знал, что спорить не было никакого смысла. Я слишком долго пытался действовать этим методом. Тог­да мне пришла мысль, как сделать, чтобы получить в ответ «да».

«Послушайте, г-н Смит, — сказал я. — Я согласен с вами на сто процентов: если эти моторы слишком наг­реваются, вам не следует их больше покупать. Вам нуж­ны моторы, которые нагреваются не больше, чем это полагается по стандартам, установленным Национальной ассоциацией электротехнической промышленности, не так ли?»

Он согласился. Я получил от него мое первое «да».

«Стандартами ассоциации предусматривается, что правильно спроектированный мотор может нагреваться До температуры, на 72° по Фаренгейту превышающей температуру помещения, где они установлены. Это вер­но?»

«Да, — согласился он, — это совершенно верно. Но ваши моторы нагреваются намного больше».

Я не стал спорить. Я только спросил: «Какая темпе­ратура у вас в цехе?».

«В цехе, — сказал он, — около 75° по Фаренгей­ту».

«Что же, — ответил я, — если в цехе 75° и вы добавите сюда 72°, то всего будет 147° по Фаренгейту. Разве вы не обварите руку, если будете держать ее под струей горячей воды с температурой 147° по Фаренгей­ту?»

Ему снова пришлось сказать «да».

«А не кажется ли вам, что было бы лучше не трогать эти моторы руками?»

«Да, пожалуй, вы правы», — признал он. Мы побе­седовали еще несколько минут, потом он вызвал свою секретаршу и дал нам дополнительный заказ на следу­ющий месяц на сумму примерно 35 тысяч долларов».


Принцип «навозного шарика» Принцип «направляющих стимулов» Принцип «нахождения простоты» Принцип «необычности» Принцип «непоправимости» Принцип «нестандартности» Принцип «ни-ни» Принцип «нога в дверь» Принцип «окликнутой личности» Принцип «оставь одного»