Заочное дистанционное образование
с получением государственного диплома через Internet

 

  Менеджмент организации
  Введение
  Конференции
  ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ МЕНЕДЖМЕНТА
  ОРГАНИЗАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ МЕНЕДЖМЕНТА
  ЭВОЛЮЦИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  МЕНЕДЖЕРЫ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ
  ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ: ПЛАНИРОВАНИЕ, ОРГАНИЗАЦИЯ, МОТИВАЦИЯ И КОНТРОЛЬ
  СВЯЗУЮЩИЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ: КОММУНИКАЦИИ В ОРГАНИЗАЦИЯХ И ПРИНЯТИЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ
  МЕТОДЫ И МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ В МЕНЕДЖМЕНТЕ
  ИНФОРМАЦИЯ И ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА УПРАВЛЕНИЯ
  ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ
  УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТАМИ В ОРГАНИЗАЦИИ
  Тесты по дисциплине
  Кроссворды по дисциплине
  Глоссарий по дисциплине
  Госстандарт Менеджмент организации
  Теория мотивации
  МЕРЧЕНДАЙЗИНГ
  Введение в специальность менеджмент
  Приемы влияния на людей
  Феномены ситуаций
  Феномен «агрессивности»  
  Феномен «адекватности»  
  Феномен «близости»  
  Феномен «бойкота»  
  Феномен «броской отличимости»  
  Феномен «Вавилонской башни»  
  Феномен «вандализма»  
  Феномен «взаимности»  
  Феномен «вложения авторитета»  
  Феномен вопроса «Вас что-то беспокоит?»  
  Феномен восклицания «Не может быть!»  
  Феномен «восприятия красоты»  
  Феномен «двух фаз»  
  Феномен «десяти нянек»  
  Феномен «доминанты»  
  Феномен «женской непредсказуемости»  
  Феномен «зависимости от других»  
  Феномен «запретных желаний»  
  Феномен «имени»  
  Феномен «интервалов памяти»  
  Феномен «контактного поля»  
  Феномен Лапьера  
  Феномен «новизны»  
  Феномен «обратной реакции»  
  Феномен «очевидца»  
  Феномен «прирученной лжи»  
  Феномен «притупляющего объединения»  
  Феномен «прямолинейности»  
  Феномен «ранга»  
  Феномен «фанатизма»  
  Феномен «на миру»  
  Стратегический менеджмент
  ОСНОВЫ МЕНЕДЖМЕНТА
  МЕНДЖМЕНТ ОРГАНИЗАЦИИ
  Консультации о поступлении
  Контакты
  ИСКУСТВО МЕНЕДЖМЕНТА
  ПРАКТИКА КОНТРОЛИНГА
  ТЕСТЫ ФЕПО - МЕНЕДЖМЕНТ
  50 МЕТОДИК МЕНЕДЖМЕНТА
  Публикации
  Изданные учебные пособия
  Конкурсы
  На базе филиала ФГБОУ ВПО «МГИУ» в г.Вязьме Смоленской области открыт Центр тестирования иностранных граждан по русскому языку
  ЛОГИКА
  Инновационный менеджмент

ИНФОРМАЦИЯ

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 
  Контакты  Карта сайта  НА ГЛАВНУЮ  

Феномен вопроса «Вас что-то беспокоит?»

Феномен вопроса «Вас что-то беспокоит?»

 
Данный феномен столбит универсальный вопрос вхождения в психологическое состояние собеседника как после его выслушивания, так и до того.

Эта формулировка помимо того, что полнос­тью лишена каких бы то ни было царапающих душу свойств, еще обладает и удивительным «мяг­ким» терапевтическим эффектом. Это, поистине, «Золотой ключик» к сердцам людей в тревожных для них ситуациях.

На одном из занятий в школе «семейной педагогики», Рассказывает Ю. Гиппенрейтер, группу родителей поп­росили написать, как бы они ответили на такую жало­бу дочери:

«Таня больше не хочет со мной дружить. Сегодня она играла и смеялась с другой девочкой, а на меня они даже не взглянули».

Вот какие были ответы:

  А ты попробуй подойти к ним первая: может быть, и тебя примут?

  Наверное, ты сама в чем-то виновата.

  Конечно, очень обидно. Но, может быть, Тане интереснее с той девочкой. Лучше не навязывай ей свою дружбу, а найди себе другую подружку.

  А ты предложи Тане поиграть с твоей новой кук­лой.

  Не знаю, что делать. Подари ей что-нибудь.

  Такое часто бывает в жизни. Постарайся не пере­живать так сильно.

  А у вас с ней не было ссоры?

Брось переживать. Давай поиграем с тобой.
Родители, участвовавшие в опросе, очень удивились, узнав, что ни один ответ не был удачным. Они не зна­ли, как впрочем, и большинство из нас тоже, что мож­но выделить до двадцати типов стандартных реагирова­ний (словесных!) на чужое поведение, заботы, пробле­мы. Каждое из таких, разбираемых ниже, высказыва­ний не только привычно, но кажется вполне разумным. Однако, если иметь в виду отношения детей и родите­лей, оно оставляет ребенка наедине со своей проблемой, прерывает истинный контакт с ним.

Так что же слышит младшее поколение в качестве внимания, обращенного к нему:

1. Приказ, команду:

  «Сейчас же перестань!»

 «Убери!»

 «Вынеси ведро!»

 «Быстро в кровать!»

 «Чтобы больше я этого не слышал!»

  «Замолчи!»

В этих категорических фразах ребенок улавливает нежелание родителей вникнуть в его проблему, неува­жение к его самостоятельности. Такие слова вызывают чувство униженности, бесправия.

В ответ дети обычно сопротивляются, «бурчат», огры­заются, обижаются.

2. Предупреждения, предостережения, угрозы:

  «Если ты не прекратишь плакать, я уйду».

 «Смотри, как бы не стало хуже».

  «Еще раз это повторится, и я возьмусь за ремень».

  «Не придешь вовремя, пеняй на себя».

  «Послушай, если ты еще раз вздумаешь дразнить сестренку, ты пожалеешь об этом!»

Угрозы бессмысленны, если у ребенка действитель­но есть трудности. Разве угрозы помогут разрешить эти трудности? Они лишь загоняют ребенка в еще большую безысходность!

К тому же к частым предупреждениям и предостере­жениям дети быстро привыкают и перестают на них ре­агировать.

Если же родители чувствуют, что пора перейти от слов к делу, то возникает опасность быстро пройти путь от слабых наказаний к более сильным, а порой и жестоким: рыдающий малыш действительно «оставляется один» на улице, рука хватается за ремень, дверь закры­вается на ключ...

Угрозы очень мало влияют на поведение в будущем, хотя многие родители, кажется, свято верят в их пользу.

Они считают, что, поскольку и они сами, и их дети говорят на одном языке, этого достаточно, чтобы пони­мать друг друга. Но в действительности дело обстоит иначе. Взрослые, как правило, не разговаривают с детьми. Они или вещают, или приказывают. Они дают непрошенные советы. Они повышают голос, читают но­тации, командуют. Делая все это, мы не замечаем одной вещи: ребенок «отключается». Ребенок перестает нас слушать. Этим объясняются многие трудности, возникаю­щие между родителями и детьми.

3. Нравоучения, проповеди:

 «Ты обязан вести себя как подобает».

 «Каждый человек должен трудиться».

 «Тебе следовало бы помнить, сколько на тебя зат­рачено».

 «Ты должен уважать учителей».

Обычно дети из таких фраз не узнают ничего ново­го. Ничего не меняется оттого, что они слышат это в «сто первый раз». Они чувствуют давление внешнего авторитета, иногда вину, иногда скуку, а чаще всего — все вместе взятое.

4. Морализирование:

 «Я думаю, тебе надо пойти к нему, помириться и забыть обо всем, что произошло».

Откуда такая уверенная в своей правоте позиция? И почему бы не предположить нам, старшему поколению, что мы знаем об отношениях, скажем, семиклассников столько же, сколько о горных формациях на Луне.

5. Советы, наставления:

«А ты возьми и скажи...»

«Почему бы тебе не попробовать...»

Как правило, мы не скупимся на подобные советы. Больше того, считаем своим долгом давать их детям. Однако младое племя не склонно к нам прислушиваться. А иногда открыто восстает: «Ты так думаешь, а я по-другому», «Тебе легко говорить», «Без тебя знаю!».

Что стоит за такими негативными реакциями? Защи­та собственного достоинства, право принимать самосто­ятельные решения. Ведь и нам, взрослым, не всегда при­ятны навязываемые советы. А дети гораздо чувствитель­нее нас.

Каждый раз, давая советы ребенку, мы тем самым заодно сообщаем ему, что он мал, слаб, неопытен, а мы — умнее его, наперед все знаем. Разве это обосно­ванно? И разве справедливо?

«У всех бывают проблемы с учителями. Вот когда я был в пятом классе...»

Остановимся! Полноте! Он ведь не в нашем, том, пя­том классе. Между годами его и нашей юности лежит целая пропасть.

6. Готовые рецепты, так сказать, «на блюдечке»:

  «Послушай, вот что бы я сделала на твоем месте: если он еще раз полезет к тебе драться...»

  «Я бы на твоем месте дал сдачи».

Но как мы можем полностью «встать на место» сво­его ребенка? Может быть, наш рецепт в его ситуации окажется совершенно неприемлемым. Другое дело по­мочь ему разрешить его проблему, поощряя рассказать как можно больше и о драчуне, и о других однокласс­никах, и об учителях.

7. Доказательства, доводы, нотации:

 «Если ты не будешь мыть руки, подхватишь ка­кую-нибудь заразу».

 «Без конца отвлекаешься, вот и делаешь ошибки».

 «Сколько раз тебе говорили, одевайся теплее. Не послушалась — пеняй теперь на себя».

И здесь ответами детей бывают негативные: «От­стань», «Хватит», «Сколько можно». Дети перестают слышать родителей", возникает то, что на профессио­нальном языке (я имею в виду педагогов и психопракти­ков) называется «смысловым барьером».

8. Критику, обвинения:

  «На что это похоже?»

 «Опять все не так!»

 «Все из-за тебя!»

«Какой же ты лентяй (грубиян, нытик...)» Атакуемый замечаниями и обвинениями, ребенок начинает думать, что он и в самом деле плохой: непонятливый, неумелый, безвольный. Это наносит ему непоправимый вред: у него формируется низкая самооценка, которая становится сильным препятствием в его дальнейшей жизни, источником новых и новых проблем.

9. Похвалу:

 «Молодец, ну прямо маленький Моцарт!»

  «Ты у нас самая красивая!»

  «Какая же ты умница!»

Однако специалисты очень не советуют опираться на такие высказывания, И вот почему.

Во-первых, хвалить — значит демонстрировать пози­цию оценщика, свое право хвалить. Друга вы ведь ред­ко хвалите, скорее, выражаете ему свою радость или Удовольствие.

Во-вторых, ребенок скорее понимает: где похвалы, там и выговоры — поощряя в одних случаях, мы, чего уж там, найдем где осудить. Иными словами, он привы­кает видеть в родителях как бы привередливого покупателя достоинств. В-третьих, ребенок может стать зави­симым от похвал, ждать, искать их («А почему ты меня сегодня не похвалила?»).

Наконец, он может заподозрить, что вы неискрен­ни, то есть хвалите его из каких-то своих соображе­ний.

Сын: «Не получаются у меня эти буквы!»

Мама: «Что ты, ты прекрасно их написал!»

Сын: «Неправда, ты нарочно так говоришь, чтобы я не расстраивался!»

А как же тогда реагировать на успехи или правиль­ное поведение ребенка? Лучше всего просто выразить ему свое чувство.

Дочь: «Мама, я сегодня по- русскому получила сразу две пятерки!»

Мама: «Я очень рада! (Вместо: «Какая ты у меня мо­лодец».)

Сын: «Ведь правда, я плохо выступил?»

Папа: «Мне так не показалось. Наоборот, было ин­тересно то-то и то-то...» (Вместо: «Ну что ты, все было прекрасно!».)

10. Обзывания, высмеивания

 «Плакса-вакса».

 «Не будь лапшой».

 «Ну просто дубина!»

 «Видали, первая красавица!»

Такие реплики — лучший способ оттолкнуть ребен­ка и «помочь» ему разувериться в себе: «На себя посмот­ри!», «Ну и пусть лапша!», «А вот и буду!», «Не твое дело!», «Много ты понимаешь!»

11. Осуждение:

Отпрыск говорит: «Что-то я устал сегодня», а родите­ли скороговоркой тут же ему в ответ:

«Сам виноват».

12. Догадки, интерпретации:

  «Я знаю, это все из-за того, что...»

  «Небось, опять подрался».

  «Я чувствую, что ты меня обманываешь...»

 «Я вижу тебя насквозь и даже на два метра под тобой!»

Последняя фраза, которую одна мама любила повто­рять своему сыну, неизменно приводила подростка в ярость. Да и как иначе: кто из ребят (да и взрослых тоже) любит, когда его «вычисляют»? За этим может последовать лишь отталкивающая защитная реакция, гру­бое желание уйти от контакта.

13. Выспрашивания, расследование:

 «Нет, ты все-таки скажи мне».

 «Что случилось? Я ведь все равно узнаю».

 «Почему ты опять получил двойку?»

 «Ну что ты беспрерывно молчишь?»

Удержаться в разновозрастном разговоре от расспро­сов трудно. И все-таки лучше постараться назойливо-вопросительные предложения заменить на осторожно-за­ботливые и участливо-утвердительные.

Привожу дословно короткий разговор, где мать явно не на родительской высоте:

Дочь (зло): «Вот смотри, что я получила!»

 Мама: «Четыре по математике. Почему же ты злишься?»

Дочь: «Да, злюсь, а почему, не знаю. А ты спраши­ваешь: «Почему, почему?» (Уходит от разговора, замы­кается.)

Более удачный вариант разговора был бы такой:

Дочь (зло): «Вот смотри, что я получила!»

Мама: «Четыре по математике. Нормально, хотя я чувствую, что ты злишься».

Дочь: «Да, злюсь, а почему, не знаю».

Мама: «Тебе плохо, малышка?»

Дочь: «Да, плохо... Я не хочу, чтобы ты уходила».

Мама: «Ты хочешь, чтобы я осталась дома?»

 Дочь: «Да (просительно). Мам, пожалуйста, не Х0Аи сегодня на занятия!»

14. Сочувствие на словах, успокаивание:

 Дочь (расстроенная): «Знаешь, я шла из школы, а Сережа Петров подбежал сзади и выбил у меня портфель».

 Папа: «Ну ничего, это пустяки».

Дочь: «Да, пустяки. А все мальчишки смеялись».

 Папа: «Да брось, не обращай на них внимания!»

Дочь: «Тебе легко говорить, а мне обидно!»

Конечно, ребенку нужно сочувствие. Тем не менее есть риск, что слова сочувствия «я тебя понимаю», «я тебе сочувствую» прозвучат для ребенка слишком формально Может быть, вместо этого лучше просто помолчать прижав его к себе? А то как бы во фразе: «Перемелется, мука будет», —

наше чадо не услышало пренебрежения к его заботам!

15. Отшучивание, уход от разговора:

К примеру:

Сын: «Знаешь, папа, терпеть не могу эту математи­ку и ничего в ней не понимаю».

Папа: «Как много между нами общего!»

Папа у сына силен в чувстве юмора. Но проблема у подростка осталась. А что уж говорить о таких сло­вах, как:

 «Отстань!»

 «Не до тебя».

 «Вечно ты со своими жалобами!»

16. Отрицание чувства ребенка:

Успокаивая дочку, вы говорите:

«Не может быть, чтобы эта ерунда все еще тебя беспокоила!»

Если бы она ее не беспокоила, девочка бы о ней не говорила. И к тому же для нее это вовсе не ерунда.

17. Поучительность:

Ребенок, придя из школы, заявляет: «Знаешь, мам, у нашей учительницы лицо, как у крокодила». А вы ему в ответ:

«Дружок. Так не говори о своей учительнице».

С одной стороны, вы, конечно, правы. А с другой? Таким реагирование у кого угодно можно отбить охоту делиться с вами своими мыслями.

18. Преувеличенность равенства и одинаковости:

Мы зачастую не осознаем, что «очевидное» для нас совсем не есть таковое для других, в особенности, если эти «другие» — дети. Мать говорит своей дочери:

«Таня! Я тебя два часа назад просила вынести му­сор. А ты все еще этого не сделала! Что с тобой тво­рится?».

Ничего с ней не творится. Просто она «отключилась» еще два часа назад, когда мама говорила, что надо сде­лать. Мама просто упустила это, не проявила достаточ­ен наблюдательности.

19. Показное внимание:

Я бы назвал это «дежурностью» интереса и ежед­невным воспроизведением своеобразного синдрома стюардессы, когда вежливая улыбка скорее холодит, чем греет, а повернутость к вам — скорее старт для отворачивания.

Обратите внимание, какие вопросы мы чаще всего задаем своим детям. Каждый день миллионы школьни­ков слышат одни и те же вопросы:

 «Как дела в школе?» Ответ: «Нормально».

 «Что ты сегодня получил?» Ответ: «Ничего».

Ребята отвечают так, потому что сам вопрос им не­интересен. Бесполезно задавать такие вопросы, на ко­торые ответом будет «нормально», «ничего», «как всег­да», «так себе». Фольклор породил даже особый тип вопроса, учитывающий заранее возможность таких сте­реотипных ответов: «Как твои ничего?». А ведь гораздо лучше спросить ребенка о том, что ему действительно интересно.

20. Поверхностно-абстрактные призывы:

«Меня все здесь раздражает. Надоело!» — жалуемся мы, а в ответ со всех сторон:

«Возьми себя в руки!»

 «Поменьше думай об этом!»

 «Да плюнь ты!»

 «Не бери дурное в голову!»

Мы скрупулезно перечислили все 20 пунктов наших привычных до естественности и естественным до при­вычности «классических» умений, которые, хочется верить, теперь — после разбора — любой, вероятно, сочтет за более уместное называть «неумением». И, пожали. самое время именно в этом месте линии нашего Анализа сказать, что здесь мы наблюдаем проявление еще одного феномена, а именно свойства «идти не в йогу».

Почему-то сбиваться с нужного ритма легче, чем сле­довать ему. Казалось бы, какая разница? Ан нет! Чело­век, видимо, устает от удерживания в себе должного. Инструкция противостоит ему, выступая элементом при­нуждения, насилия. Требуется отдых. «Не в ногу» идут все. Те же, кому удается обратное, натренированы в «исполнительности» (послушности).

Декан факультета психологии Московского госуни­верситета профессор Алексей Николаевич Леонтьев любил приводить такое сравнение:

«Представьте себе, что люди никогда не видели ве­лосипедов. И тут им на суд предлагают сразу две кон­струкции: трехколесный и двухколесный. Какой велоси­пед они предпочтут? Конечно, трехколесный. Почему? Потому что, сев на него, они поедут сразу легко и «естественно». Преимущества же двухколесного оста­нутся для них за семью печатями... пока они не затратят усилия для овладения им».

Но если так, то неутомимость предъявления внутриличностным «командирам» наших поступков полезно­сти и необходимости тех или иных норм и форм ре­зультативного поведения будет на столько же надежнее продлевать нормальность и адекватность общения.


Феномен «броской отличимости» Феномен «Вавилонской башни» Феномен «вандализма» Феномен «взаимности» Феномен «вложения авторитета» Феномен восклицания «Не может быть!» Феномен «восприятия красоты» Феномен «двух фаз» Феномен «десяти нянек» Феномен «доминанты»