Заочное дистанционное образование
с получением государственного диплома через Internet

 

  Менеджмент организации
  Введение
  Конференции
  ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ МЕНЕДЖМЕНТА
  ОРГАНИЗАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ МЕНЕДЖМЕНТА
  ЭВОЛЮЦИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  МЕНЕДЖЕРЫ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ
  ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ: ПЛАНИРОВАНИЕ, ОРГАНИЗАЦИЯ, МОТИВАЦИЯ И КОНТРОЛЬ
  СВЯЗУЮЩИЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ: КОММУНИКАЦИИ В ОРГАНИЗАЦИЯХ И ПРИНЯТИЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ
  МЕТОДЫ И МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ В МЕНЕДЖМЕНТЕ
  ИНФОРМАЦИЯ И ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА УПРАВЛЕНИЯ
  ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ
  УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТАМИ В ОРГАНИЗАЦИИ
  Тесты по дисциплине
  Кроссворды по дисциплине
  Глоссарий по дисциплине
  Госстандарт Менеджмент организации
  Теория мотивации
  МЕРЧЕНДАЙЗИНГ
  Введение в специальность менеджмент
  Приемы влияния на людей
  Феномены ситуаций
  Феномен «агрессивности»  
  Феномен «адекватности»  
  Феномен «близости»  
  Феномен «бойкота»  
  Феномен «броской отличимости»  
  Феномен «Вавилонской башни»  
  Феномен «вандализма»  
  Феномен «взаимности»  
  Феномен «вложения авторитета»  
  Феномен вопроса «Вас что-то беспокоит?»  
  Феномен восклицания «Не может быть!»  
  Феномен «восприятия красоты»  
  Феномен «двух фаз»  
  Феномен «десяти нянек»  
  Феномен «доминанты»  
  Феномен «женской непредсказуемости»  
  Феномен «зависимости от других»  
  Феномен «запретных желаний»  
  Феномен «имени»  
  Феномен «интервалов памяти»  
  Феномен «контактного поля»  
  Феномен Лапьера  
  Феномен «новизны»  
  Феномен «обратной реакции»  
  Феномен «очевидца»  
  Феномен «прирученной лжи»  
  Феномен «притупляющего объединения»  
  Феномен «прямолинейности»  
  Феномен «ранга»  
  Феномен «фанатизма»  
  Феномен «на миру»  
  Стратегический менеджмент
  ОСНОВЫ МЕНЕДЖМЕНТА
  МЕНДЖМЕНТ ОРГАНИЗАЦИИ
  Консультации о поступлении
  Контакты
  ИСКУСТВО МЕНЕДЖМЕНТА
  ПРАКТИКА КОНТРОЛИНГА
  ТЕСТЫ ФЕПО - МЕНЕДЖМЕНТ
  50 МЕТОДИК МЕНЕДЖМЕНТА
  Публикации
  Изданные учебные пособия
  Конкурсы
  На базе филиала ФГБОУ ВПО «МГИУ» в г.Вязьме Смоленской области открыт Центр тестирования иностранных граждан по русскому языку
  ЛОГИКА
  Инновационный менеджмент

ИНФОРМАЦИЯ

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 
  Контакты  Карта сайта  НА ГЛАВНУЮ  

Феномен «запретных желаний»

Феномен «запретных желаний»

 
Как известно, наша история, история людей, началась с прародителей Адама и Евы, которых Всевышний пер­выми протестировал на «феномен запретных желаний»: он строго-настрого наказал им не вкушать плоды с рос­шего в раю древа познания полярностей мара. Нару­шать указания Отца негоже, и быть бы по сему, если бы и мужчина, и женщина не ощутили в себе новое для себя состояние, зудящее до вибрации самих их основ — искушение. И нарушили они заповедь, сорвали опасный плод. В результате обнаружили свою половую не­одинаковость, испытали стыд и необходимость отныне прикрывать свою наготу. Узнанное ими, с точки зрения Творца мира, видимо, был столь значимым, что гнев его был безудержным, а решение безапелляционным — из рая обоих вон!

Но для нас главное в этой истории не это, не высыл­ка людей из божественных чертогов, а их неудержимое перешагивание через запрет. Мало того, пока запрета не было, не ощущалась и тяга к предмету запрета. По­лучается, что поступающее к нам строгое «Нельзя!» мы сами неискоренимо переводим как «Можно!», а любое «Не моги!» как «Хочу!» или «Хочу и буду!».

В Древней Спарте сознательно предельно ограничи­вали общение супругов. Мужья жили отдельно от жен и могли встречаться с ними лишь тайком, в укромных местах. Такой необычный подход, создававший трудно­сти для интимных встреч, значительно усиливал привя­занность в семейных парах.

В среде московских поколений 60-х годов в ходу был такой, всем тогда понятный анекдот.

Мальчик-школьник не желает изучать книгу «Война и мир».

И тогда мама перепечатывает бессмертный труд' Льва Толстого на пишущей машинке и дает сыну 3-й экземпляр и только на ночь. Заинтересованный не на шутку мальчишка взахлеб прочитывает книгу.

Идея проста: если нечто из разряда «нельзя», значит очень стоящее.

Если к обычному, заурядному фильму сделать нароч­но анонс, что он-де долгие годы был запрещен к показу и вот теперь лишь демонстрируется, то народ бросится его смотреть, совершенно оставляя в стороне прежде зна­чимые другие характеристики, типа «художественнос­ти», «состава исполнителей», «актерской сыгранности» и т. п.

Туда, куда нельзя, всегда хочется, а то, что не дают или прячут, сильнее манит.

Может быть поэтому терпят фиаско все антиалко­гольные указы и кампании, хотя и было их много и проводили их люди явно неравнодушные.

В Спарте, например, специально спаивали рабов, а потом в безобразном состоянии выставляли их на пуб­личное обозрение, пытаясь таким образом вызвать отв­ращение к вину.

В Древнем Риме был закон, по которому разреша­лось умеренно употреблять вино только лицам, достиг­шим тридцатилетнего возраста. Женщинам пить вино запрещалось совсем.

В 1536 г. французский король Франциск I (1494— 1547) издал закон, по которому пьяницы приговарива­лись в первый раз к тюремному заключению, во второй раз — к розгам, в третий — к публичному сечению. если и это не помогало, виновному отрезали уши и изгоняли за пределы Франции.

 В Древнем Египте перед пирующими ставили че­ловеческий скелет, дабы напомнить о смерти.

При Петре I (1672—1725) алкоголикам вешали на шею чугунную медаль с надписью «За пьянство». Вес ее был 23 фунта (фунт равен 409,512 г).

А каков результат? Он один. Пили и пьют. Причем, по нарастающей. Я не утверждаю, что здесь может по­мочь «разрешение», я пишу лишь о том, что неэффекти­вен запрет. Любой — от жесткого до жестокого.

Что-то иное нужно душе. Не на эти и не на такие призывы реагирует человеческая сущность.

Не так давно психолог В. Петровский провел боль­шую серию экспериментов с дошкольниками. Суть их такова.

Группу детей помещали в комнате, разделенной ме­ловой чертой. В одной половине — игрушки, игры, пи­анино, мячики — все, что душе угодно. Вторая — пуста. Экспериментатор говорит детям, играйте, как хотите, но не заходите за черту. Почему нельзя — это все дети всегда спрашивают. Да потому что нельзя. С этим неп­ререкаемым указанием ведущий выходил из комнаты и начинал тайком наблюдать, как себя ведут дети, остав­шиеся одни с игрушками в руках и запретом в головах.

Так вот, все дети, абсолютно все и всегда стремятся нарушить этот запрет. Но при этом каждый ведет себя по-своему. Один пулей выбегает за черту и так же стремительно убегает обратно, как бы пытается перехит­рить время. Другой пробует запретную землю одной но­гой, оставаясь другой «законопослушным». Третий идет вдоль черты, как Чарли Чаплин, по границе — одной ногой здесь, другой там. Четвертый так играет мячиком, что он «нечаянно» выкатывается за линию — и нельзя же не побежать за ним...

Запреты мы не только не любим, но, напротив, лю­бим обходить. Вот именно с этой стороной нашей на­туры лучше всех знакома администрация гостиниц. По­нятно, что постояльцы, прибывающие из других мест, должны попадать в строгое регламентное поле. Иначе дорогое имущество будет попорчено, а сам отель не ровен час сгорит.

Но запрет нисколько не защищает. Напротив, он еще более будит желание нарушать. И тогда выходом может оказаться прием:

«Запрет с разрешением

Лидия Громковская в просто превосходной книге «Сто первый взгляд на Японию» приводит «памятку для гостей», которую гастрольные коллективы из России находили в комнатах, где останавливались. Ее попутные замечания при этом помогают точнее понять намерения авторов это­го документа:

«С почтением доводим до вашего сведения, что в но­мерах нашего отеля:

1.    Пользоваться электроплитками категорически запрещается!

2.   Пользоваться электрокаминами категорически запрещается!

3.   Пользоваться спиртовками категорически запрещается!

4.   Пользоваться открытым огнем категорически запрещается!

5.   Пользоваться электрокипятильниками категорически запрещается...»

Японцы хорошо знали, что кипятильники, спрятанные в недрах наших чемоданов, сработанные отечественны­ми умельцами, обладали мощностью, которая была спо­собна вывести из строя любую электропроводку, и боя­лись кипятильников пуще всего!

Пунктов, в которых что-либо «категорически запре­щалось», было еще довольно много. Были предусмотре­ны все мыслимые варианты, те, что не могли прийти на ум самому головастому постояльцу. После этого зло­вещего, строго научного перечня следовало обращение уже лично ко мне: нижайше просили перевести все это на русский язык у лифта. Я не сразу об­ратила внимание на постскриптум, а прочитав, не мог­ла удержаться от смеха. Там было написано: «Если вы все-таки решили сделать что-то из перечисленного выще, делайте с осторожностью, будьте добры!».

Укажу на еще один близкого ракурса прием:

«Запрет с прощением за нарушение»

Обход запрета — отприродное свойство человека. Но чисто психологически — видимо, и здесь коренится Какой-то феномен — нарушать что-либо всегда почему-то дискомфортно. И хотя известный элемент риска чуть-чуть пьянит и бесшабашно кружит голову раскрепощен­ной удалью, все равно лучше уж безопасная опасность, чем опасная безопасность. Именно это понял в тринадца­том столетии римский папа Лев X.

Заявку человеческих порывов обольщаться недозво­ленным он решил всемерно удовлетворить и поставил прямо-таки «на поток» стимулирование желаний, воз­буждаемых запретами. Он придумал индульгенцию . (от лат: induldere «оказывать снисхождение»).

Все было чинно и безупречно. В лучших манипуляторских традициях. С учетом самых скользких дорожек души. В составленных церковью обширных реестрах (каких только можно помыслить и представить «не­разрешений») каждому конкретному нельзя противо­поставлялась индивидуальная компенсационная денеж­ная сумма за прощательное «можно».

Изобретение по находчивости не имело себе равных ни до, ни после в мировой истории. У грешников как гора спала с плеч, а казна церковная, наверное, даже светилась сквозь сундуки желтым цветом от золотых доходов.


Феномен «двух фаз» Феномен «десяти нянек» Феномен «доминанты» Феномен «женской непредсказуемости» Феномен «зависимости от других» Феномен «имени» Феномен «интервалов памяти» Феномен «контактного поля» Феномен Лапьера Феномен «новизны»