Заочное дистанционное образование
с получением государственного диплома через Internet

 

  Менеджмент организации
  Введение
  Конференции
  ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ МЕНЕДЖМЕНТА
  ОРГАНИЗАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ МЕНЕДЖМЕНТА
  ЭВОЛЮЦИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  МЕНЕДЖЕРЫ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ
  ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ: ПЛАНИРОВАНИЕ, ОРГАНИЗАЦИЯ, МОТИВАЦИЯ И КОНТРОЛЬ
  СВЯЗУЮЩИЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ: КОММУНИКАЦИИ В ОРГАНИЗАЦИЯХ И ПРИНЯТИЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ
  МЕТОДЫ И МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ В МЕНЕДЖМЕНТЕ
  ИНФОРМАЦИЯ И ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА УПРАВЛЕНИЯ
  ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ
  УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТАМИ В ОРГАНИЗАЦИИ
  Тесты по дисциплине
  Кроссворды по дисциплине
  Глоссарий по дисциплине
  Госстандарт Менеджмент организации
  Теория мотивации
  МЕРЧЕНДАЙЗИНГ
  Введение в специальность менеджмент
  Приемы влияния на людей
  Феномены ситуаций
  Стратегический менеджмент
  ОСНОВЫ МЕНЕДЖМЕНТА
  МЕНДЖМЕНТ ОРГАНИЗАЦИИ
  Консультации о поступлении
  Контакты
  ИСКУСТВО МЕНЕДЖМЕНТА
  Точка зрения руководителя  
  Для кого написана эта книга  
  Стиль, тональность, настроение  
  Преодоление порогов  
  Работа менеджера — мифы и реальность  
  Мифы  
  Новый подход к тезису «работать умнее»  
  Теория управления как составная часть движения за компетентность управления  
  Движение за компетентность как одна из теорий управления  
  Некоторые соображения  
  Успех — это всего лишь то, что мы считаем успехом  
  Ключевой процесс «выявления целей»  
  Природа организационных ценностей  
  Принципы уточнения ценностей  
  Пять категорий организационных ценностей  
  Культ совершенства исполнения  
  Источники культовости  
  Некоторые нерешенные проблемы совершенства  
  Кратковременные вспышки: может ли будущее стать настоящим.  
  Неконструируемость  
  Закрытые системы ценностей  
  Великий парадокс управления  
  Размышление и технология  
  Что такое «техномания»?  
  Постулаты и ситуации  
  Парадокс Сатчмо  
  Различные формы Парадокса Сатчмо  
  Жалоба непрофессионала  
  Исключительная компетентность высшего руководства  
  Некоторые ненасильственные альтернативы  
  Менеджмент как исполнительское искусство  
  Подход с позиции готового перечня функций  
  Уроки, которые можно извлечь из исполнительских видов искусства  
  «Все дело в людях»  
  Поверхностный человек  
  Изучение поверхностного человека  
  Недостатки утилитарности  
  За здоровый деловой подход  
  Многочисленные формы делового подхода  
  Конец культуры и «диалексическое» общество  
  Эта заманчивая идея культуры  
  Еще одно определение культуры  
  Поиск смысла культуры  
  Диалексия и единый привычный поток действий  
  Диалексия и приверженность делу  
  О чем же говорить руководящей команде  
  Проблема стратегии  
  Организационное поведение в руководящей команде  
  Время, чувства и сосредоточенность руководителей  
  Руководящая команда и здоровье организации  
  Еще одно послание Джорджа Вашингтона  
  Менеджмент по-таоистски: «Спокойно они ушли и пришли»  
  Природа «ву-вей»  
  Как совершить «не-действия»  
  Менеджмент как заклинание змей  
  Словарь  
  Словарь 1  
  Словарь 2  
  Словарь 3  
  Словарь 4  
  Словарь 5  
  Словарь 6  
  Словарь 7  
  Прозорливый руководитель  
  Некоторые предварительные рассуждения о духе  
  Как я понимаю «дух» и «духовность»  
  Чего же мы ищем?  
  Потеря в новые поиски духовности  
  Религия: небольшое отступление  
  Духовность на рабочем месте  
  Духовность и прозорливость руководителя  
  ПРАКТИКА КОНТРОЛИНГА
  ТЕСТЫ ФЕПО - МЕНЕДЖМЕНТ
  50 МЕТОДИК МЕНЕДЖМЕНТА
  Публикации
  Изданные учебные пособия
  Конкурсы
  На базе филиала ФГБОУ ВПО «МГИУ» в г.Вязьме Смоленской области открыт Центр тестирования иностранных граждан по русскому языку
  ЛОГИКА
  Инновационный менеджмент

ИНФОРМАЦИЯ

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 
  Контакты  Карта сайта  НА ГЛАВНУЮ  

Уроки, которые можно извлечь из исполнительских видов искусства

В этом, последнем, разделе главы мне бы хотелось поразмыш­лять о том полезном, что можно было бы извлечь из исполнительских видов искусства для руководства и управления. Для этой цели в качестве исполнительских видов искусства возьмем театр, танце­вальное искусство, музыкальное исполнение и их вариации. Радио и телевидение также породило много форм исполнительского ис­кусства, может быть, не столь «артистичных», как классические, но которые мы тем не менее должны рассмотреть. Возможно, что-то можно взять и у зрелищного спорта. Здесь необязательна особая точность или специфичность. Идет поиск динамических целенап­равленных действий в условиях давления и ответственности, кото­рые могут научить чему-либо применительно к каждодневному уп­равлению и руководству. Хочу сразу оговориться, что здесь мной используется несколько идеализированный вариант исполнительс­ких видов искусств. При ближайшем рассмотрении любая теат­ральная труппа, танцевальный ансамбль, симфонический оркестр или кинокомпания плывут по той же «бурлящей воде», сталкивают­ся с теми же проблемами руководства и управления, что и другие организации. Поэтому моя метафора об исполнительском искусстве ориентирована больше на то, каким должно быть исполнительское искусство и как оно исторически отличалось от производственных организаций- И развивая эту мысль, я показываю, как традицион­ное исполнительское искусство может быть соотнесено в новых труд­ных условиях с работой менеджеров в организациях. Могу также добавить, что творческие организации могут сами кое-чему научить­ся, используя их опыт.

Поскольку я уже потратил достаточно времени на критику подхо­да с позиции готового перечня функций, мне хотелось бы начать с этого вопроса. Как исполнительское искусство может застраховать нас от ловушки, уготованной подходом с позиции перечня функ­ций? Я думаю, ответ достаточно ясен. Если вы рассматриваете пред­принимаемые действия как исполнительское искусство, то вы не спу­таете обычные деловые навыки с мастерством исполнения в целом. Более того, вы глубоко осознаете, что исполнение в целом — это не что иное, как управление и руководство, какими они должны быть в идеале. Например, любое кадровое совещание намного легче понять в целом, чем в виде конкретных пунктов повестки дня. Я знаю, что многие руководители интуитивно сами подходят к такому понима­нию и преднамеренно создают в группе определенное настроение при обсуждении различных пунктов повестки дня. Повестка дня составляется в соответствии с общим настроением.

Интересно, что взгляд на действие как на исполнительское ис­кусство требует определения решающих функций и компонентов; и целое, и его составляющие рассматриваются во взаимосвязи.

Подход с позиции перечня функций, который я столько критико­вал, предполагает существование единственного основного набо­ра, который подходит для всех ситуаций. Если же рассматривать действие с точки зрения конкретного исполнения, то выясняется, что каждая конкретная функция может иметь большее или мень­шее значение, более того, она может быть ключевой для данной деятельности или полностью отсутствовать. Метафора об исполни­тельском искусстве освобождает нас от любых доктринерских идей о роли ключевых функций.

Отсюда следует еще два подспудных значения. Во-первых, фун­кции всегда специфичны в отношении данного исполнения и не являются общими категориями. Общий дизайн, например, к каче­стве функции может рассматриваться в отношении его роли в дан­ном театральном представлении, как в отношении к абстрактным принципам хорошего дизайна; и если когда-нибудь дело дойдет до выбора между соответствием абстрактным принципам и удовлетво­рением специфической потребности данного производства, то, без сомнения, предпочтение будет отдано последнему. Таким образом, возникает совершенно иной подход к проблеме стандартных функ­ций управления и руководства. И во-вторых, что, коль скоро клю­чевая функция для данного исполнительского процесса установле­на, очень важно ее правильно определить и обеспечить необходимые для этого средства, а затем «репетировать» ее, пока она не станет совершенна. Но по иронии судьбы в области менеджмента и руко­водства, если слишком много временя уделяется репетициям, люди часто начинают испытывать нетерпение, жаловаться, что они по­грязли в мелочах, им надоели репетиции, их мучают угрызения совести, что это слишком долгий путь к успеху. Одним словом, анализ подхода с позиции готового перечня функций при исполь­зования метафоры об исполнительском искусстве открывает тонко­сти, о которых мы и не подозревали.

Что касается исполнительского искусства, то здесь понятие «ка­чественного» исполнения колеблется между разумом и интуицией. В природе не существует готового определения качества, которое можно взять с полки, как банку консервов. Как уже говорилось в 3-й главе, качество оценивается зрителем, а исполнители только решают, что они сами вкладывают в это понятие. В то же время все же существуют определенные художественные стандарты, ко­торые выходят за грани ценностей любой группы исполнителей. Для исполнителей встает проблема соединения того, что они чув­ствуют и хотят достичь в определенной ситуации, с их восприяти­ем стандартов качества и вкуса. Более того, часто это бывает эмоциональное соединение, а отнюдь не механический кивок в сторо­ну стандартов более широкой артистической общественности. Ис­полнители остро чувствуют, насколько качество их исполнения соответствует стандартам более широкой артистической обществен­ности. Они ощущают традиционность своего исполнения или, на­оборот, насколько их работа подняла традиционное исполнение на новый уровень. И самое главное — исполнители никогда не бывают равнодушны и безразличны.

Насколько же этот подход отличается от однобоких дискуссий в организациях о том, сделана работа или нет! Если же менедж­мент является исполнительским искусством, то, думается, созна­ние менеджера должно трансформироваться. Возрастает интерес к качеству процесса и понимание, насколько данный ход дела похож или не похож па то, что он уже делал сам или делали другие. Происходит осмысление качества, то есть как раз то, чему старается учить менеджеров" литература о совершенствова­нии качества.

Необходимо также более подробно остановиться на самом по­нятии процесс достижения качества. В типично американском мен­талитете заложено стремление достичь цели любой ценой. Испол­нительское искусство не стремится идти по этому пути, наоборот, преобладает тенденция строгого сохранения форм в процессе дос­тижения результата. И действительно, формы становятся искусст­вом: если они нарушаются, результат не имеет той ценности. Бе­зусловно, формы тоже меняются. Мы, например, теперь играем Баха не только на традиционных инструментах, но и на синтеза­торах. Дело в том, что в исполнительском искусстве форма имеет значение. Существует соответствие между формой и функцией, и в процессе деятельности о нем всегда помнят и им дорожат. Срав­ните этот подход с извечным спором в сфере управления о том, что цель оправдывает средства и с постоянным принесением средств в жертву цели в современных условиях. Возможно, в руководстве и в управлении форма усматривается столь четко, как в искусст­ве. Однако понимание роли формы помогло бы многим руководи­телям предотвратить различные осложнения.

Понимание важности формы тесно связано с наслаждением, получаемым от качества проводимой работы. В мире менедж­мента редко удается услышать о том, что управление организа­цией доставляет удовольствие, за исключением, пожалуй, одного случая, а именно: в системах с высоким уровнем исполнения. Там, где члены организации научились работать на высоком уровне мастерства, им доставляет удовольствие сам процесс исполнения, и они придают огромное значение соответствующему исполне­нию. При этом исполнительское искусство показывает, что удо­вольствие можно получить, даже не достигнув мирового уровня. Тема игры и личного удовлетворения проходит через всю сущ­ность исполнительского искусства. И история искусства недвусмысленно доказала, что эти темы не отвлекают от выполнения работы. Как раз наоборот, игра и удовольствие неразрывно свя­заны с выполнением работы. Особая роль менеджера при этом заключается в индивидуальном подходе к каждой организации, в создании условий для каждого члена. Удовольствие, получае­мое от работы, или то, что мы последнее время называем каче­ством служебной жизни, обычные термины для определения удо­вольствия, получаемого от процесса работы. С моей точки зрения эти понятия значительно обогащаются, если мыслить категория­ми исполнительского искусства. Это может помочь, вам разре­шать старый спор относительно значения удовлетворения, полу­чаемого от работы, и понять, что это процесс, а не материали­зованный,  измеряемый предмет.

Существует определенная связь в исполнительском искусстве между важностью формы и способностью участников получать удовольствие от работы. Если форма рассматривается как нечто незначительное или постоянно нарушается и меняется, то это может лишить участников процесса удовлетворения, получаемо­го от работы. Это еще одно проявление проблемы «постоянно бурлящей воды», в свою очередь, постоянно разрушающей фор­му. У менеджеров, правда, достаточно обширный арсенал средств,. защищающих формы от действительности, но для этого необхо­димо, чтобы она сама придавала форме больше значения. Цель данного обсуждения — это еще одна попытка заставить менед­жеров все внимательно обдумать, прежде чем приступить к еще одной реорганизации.

Существуют еще три качества, присущие любой форме органи­зационной деятельности, которые безошибочно узнаются в испол­нительском искусстве, но на которые тем не менее забывают обра­тить внимание, говоря об управлении и руководстве. Это специфичность, разнообразие и контекстуальностъ.

Под специфичностью я подразумеваю абсолютную уникаль­ность и конкретность каждого события. Исполнение ее может быть обобщенным. Можно осуществить данное исполнение хуже или лучше. Я допускаю, что можно пресытиться в области ис­полнительского искусства, то есть потерять способность свежего восприятия.  Но это уже будет извращение желаемого результата. Это в корне отличается от ежегодной жизни организации, где по молчаливому согласию царит рутина и практически отсут­ствует традиция борьбы с ней. Более того, бюрократическая тео­рия рассматривает рутинизацию как нечто желательное! Несмот­ря на внушительный объем написанного по вопросам руководства, общего управления и тому подобного, я не встретил в литературе даже упоминания о необходимости поиска для членов организа­ции уникальности и специфики в ежедневной деятельности. Хотя исполнительское искусство стремится к волшебству исполнения, это не означает, что менеджеры организаций должны этому сле­довать. Однако стоит обратить внимание на слабый интерес к выявлению сущности специфики.

В то же время игнорирование особенностей системы поддер­живает выдумки о том, что менеджмент может быть наукой. На­ука в целом исходит из того, что уникальность любой системы носит универсальный характер, в противном случае общие науч­ные законы невозможно было бы применять. Никому не прихо­дит в голову, что исполнительское искусство может превратиться в прикладную науку. Так почему же мы делаем подобное предпо­ложение относительно управления организациями?

Под понятием разнообразие я подразумеваю изначальную раз­нородность всех человеческих систем. Исполнительское искусст­во всегда заботится о «соответствии», «сочетании», «приспособ­лении», «гармонизации» различных элементов системы. Собственно, это одна из причин столь повышенного внимания к репетициям. По этой же причине столь обычный в искусстве культ примадонны рассматривается как нежелательный. Сочета­ние и приспособление занимают столь значительное место в лю­бых целевых организациях, поскольку последние представляют собой некую смесь «яблок и апельсинов». Различные элементы системы соответствуют разным законам и по-разному реагируют на внешние факторы; они часто несовместимы в природе, и по­этому у них отсутствует естественное органическое единство. Для достижения органического единства необходимы время и уси­лия. Исполнительское искусство соединяет в постановках весьма далекие от общности элементы. Кроме того, оно выявляет про­блему и указывает стратегию ее решения. Исполнительское ис­кусство доказывает, что даже при отсутствии органического един­ства частей системы развивается органическое единство чувств, способное обеспечить согласованность и плавность тому, что в противном случае осталось бы слабо связанным набором элемен­тов. И ключевым становится вопрос времени, необходимого для выработки такого чувства. Мы, собственно, и стремимся к этому, а не к абстрактной утонченности.

Характеристика разнообразия еще раз доказывает нелепость всех рассуждений о менеджменте как науке. Ни один менеджер не может указать, какие элементы и их сочетания будут задействова­ны в данной конкретной ситуации. Наука отбирает явления для изучения путем научного отбора и стремится стандартизировать и упорядочивать их, то есть контролировать их изменчивость. Ме­неджеру или руководителю, напротив, всегда приходится иметь дело с разнородными явлениями, которые так никогда и не будут изучены наукой. Система, по существу, «букет» элементов. Ме­неджер не может по своему усмотрению исключить из системы элементы, не вписывающиеся в существующие отрасли науки. А если он попытается это сделать, эти элементы будут пребывать в состоянии бездействия до тех пор, пока не прекратится действие подавляющих сил. Тогда они воспрянут. Поэтому можно сказать, что положение менеджера ближе к проблемам кинопродюсера, дирижера, режиссера, чем к проблемам ученого. Так же как и у его коллег по искусству, задачей менеджера становится поиск и развитие органического чувства понимания основ бизнеса. «Каж­дый служащий должен понимать существо бизнеса», — говорил Джеймс Трейбиг из «Тандем Компьютер» (Maghet, 1982).

Идея контекстуальности подразумевает, что элементы систе­мы отнюдь не механически взаимодействующие атомы и что они едины в своем существования во времени. На жаргоне это поня­тие называется «химия» и ему очень трудно дать правильное определение, но ни в одной системе, где эффективность завесит от тесного взаимодействия компонентов, в его существовании не сомневаются. Исполнительское искусство показывает, что концептуальность — это вопрос культуры системы, культуры, раз­вивающейся во времени и существующей, скорее, в данной сфере деятельности, а не в какой-то одной системе. В силу контекстуальности, эффективность любого отдельного элемента зависит от того, как он вписывается в контекст. Это значит, что отдельные люди могут работать немного выше или ниже своих способнос­тей в зависимости от степени и вида поддержки, получаемой от окружающей системы, то есть отдельные исполнители остро чув­ствуют, какая поддержка и в какой степени им оказывается. Бо­лее, того, это означает, что составляющие части нельзя размени­вать, как шахматные фигуры: кадровые перестановка персонала, замена оборудования и тому подобные вещи весьма ощутимы. Мощный аргумент в шоу-бизнесе —  «представление должно состоят любой ценой» — обладает такой магической силой именно потому, что исполнительская система очень чувствительна к ок­ружающим условиям и всегда найдется много причин для того; чтобы «представление не состоялось. Если бы системе была внут­ренне присуща гибкость, то вряд ли понадобились бы регулиру­ющие нормы.

Руководители организаций не любят задумываться о том, как чувствительна система к любым изменениям, в особенности к пе­ременам типа «бурлящей воды». Ведь намного удобнее считать, что элементы можно переставлять и заменять по своей прихоти. Исполнительское искусство в этом плане представляет грозное напоминание (если вообще таковое необходимо) о том, насколько нереалистичны подобные верования.

Люди в организациях контекстуально связаны не только на физическом уровне, но они мыслят об этом, формируют свои мне­ния, суждения о том, что им нравится и что не нравится, вносят изменения на основе своих наблюдений. На этом процессе я более подробно остановлюсь в следующей главе. Очень часто менедже­ры предпочитают, чтобы сотрудники не задавали им вопросов, не задумывались об организации, а просто работали. В подобном требовании заключается стремление сделать людей бездумными. Мягко говоря, это нелепое желание, но оно постоянно возникает у менеджеров, даже самых опытных. Ведь самой сложной пробле­мой управления является управление системой контекстуально свя­занных актеров с параллельно контекстуально связанным созна­нием. Это значит, что люди соединены в своем восприятии так же, как в поведении. А и Б могут вместе писать великолепную музыку для С, но при этом они слушают музыку, и их мнения могут совпадать или не совпадать с мнением С или между собой. Таким образом, музыка будет зависеть от фактических действий заинтересованных сторон, а также от их восприятия. Если С в данном случае будет хозяином, то он (или она), скорее всего, будет требовать от А и В результатов, а оценку оставит за собой. Надо сказать, что. подобное требование более чем чрезмерно. В большинстве случаев А и В не должны оставаться в неведении. Люди даже при желании не могут отключать свое сознание. Ис­полнительское искусство показывает, что А и В могут научиться объединять не только свои усилия, но и сознание. Они могут прийти к общим взглядам и общим стандартам. Действительно, большинство представлений были бы невозможны без объедине­ния на таком уровне, и поэтому сама культура исполнительского искусства способствует как взаимному изучению вкусов и наклонностей, так и совместным действиям. Простое механическое объе­динение действий без объединения сознания дает напыщенное и непрофессиональное исполнение, которому не хватает ритма и плавности. Думается, в этом и заключается ответ на вопрос, что необходимо для успешного руководства и управления производ­ственной системой и какая помощь нужна членам системы для осуществления успешной совместной работы.

Выше я писал, что выразительность артиста важнее его специ­альных познаний и что эманацией психологии, настроенной на парадокс, будет направление и регулирование творческого про­цесса. Это замечание имеет непосредственное отношение к твор­ческому процессу, предмету весьма необходимому для руковод­ства и управления. Что же даст исполнительское искусство нашему пониманию творчества? Совершенно очевидно, что исполнительс­кое искусство немыслимо без творчества, что участники артисти­ческого действа будут постоянно искать самовыражения в испол­нении. Но здесь необходима оговорка, так как если бы главной задачей искусства были только спонтанность и индивидуальность, то мы могли быть получить лишь центробежную самовыразитель­ность, при которой каждый идет в своем направлении. Таким образом, творчество должно развиваться внутри определенных ра­мок и подчиняться соответствующей дисциплине. Так или иначе должен осуществиться любопытный союз противоположностей, при котором исполнители должны обрести творческую свободу в тесно взаимосвязанных действиях системы. В таком союзе находится место и для «монологов» и «арий», когда высвечивается один ис­полнитель, а остальным отводится роль поддержки. Но я считаю, что творчество и индивидуальная выразительность должны дей­ствовать в ансамбле, где заняты все.

Исполнительское искусство категорически отрицает точную спе­цификацию роли в отрыве от исполнителя. А ведь эта идея пре­обладала в производственных организациях на протяжении по­чти всего двадцатого века. В искусстве роль определяет и очерчивает контекст, в рамках которого исполнитель будет дей­ствовать в меру своей артистичности. Насколько эта идея отлич­на от обычных представлений и как интересно она могла бы быть применена в сфере менеджмента? Надо сказать, что за пос­ледние пятьдесят лет сила ее ощущалась на интуитивном уровне, но она пока еще не заняла в управлении такого ведущего поло­жения, как в искусстве. Это по-прежнему считается чем-то вроде предмета роскоши, которым руководитель или менеджер могут пользоваться лишь в особых случаях.  Мы до сих пор считаем, например, что для одних заданий нужно творчество, а для дру­гих нет. Мы ведем разговоры о необходимости облагораживания1 некоторых видов работ, как будто в этих работах отсутствует критерий творчества и они должны быть как-нибудь усложнены. В искусстве нет подобных предположений: оруженосцы должны точно так же осмыслить свою роль, как и звезды. Вопрос в том, естественны ли для человека творчество и выразительность, или же они являются плодом искусственного его «вживания» в обсто­ятельства, требующие творчества. Искусство исходит из первого предположения, а мир труда склонен  ко второму. На мой взгляд, точка зрения искусства здоровее и реалистичнее.

Еще одно добавление о том, что может дать искусство в вопросе творчества. Искусство исходит из того, что одному человеку по силам спонтанно создать новый материал, по своим качествам пре­восходящий самые смелые наши мечтания. Пожалуй, не будет пре­увеличением сказать, что ожидание подобных периодических про­рывов — самая сильная сторона искусства, дающая ему глубокое личностное значение. Искусство дает захватывающие примеры че­ловеческой природы. В наш век «постоянно бурлящей воды», по­всеместно подвергающий испытанию жизнеспособность и эффек­тивность организаций, нам необходимы именно такие творческие прорывы во всех секторах общества. Нам нужна новая продукция, новые услуги, новые пути совместной работы, новые подходы к хроническим проблемам общества. В литературе по вопросам со­вершенствования организаций иногда приводятся примеры компа­ний, организованных таким образом, что им удается достичь нео­бычно высоких уровней творчества, качества и количества. Думается, исполнительское искусство демонстрирует то же самое, но при этом еще и показывает, как определенный вид качества и творчества может охватить целую область или дисциплину, перешагивая через время и пространство, сплачивая тысячи людей в общем деле. При этом всегда достигается универсальность. Это тот самый уровень, на котором должно осуществляться руководство и управление. Те организации, где исполнительское искусство находит выражение, последовательно демонстрируют, что это достижимо.


Жалоба непрофессионала Исключительная компетентность высшего руководства Некоторые ненасильственные альтернативы Менеджмент как исполнительское искусство Подход с позиции готового перечня функций «Все дело в людях» Поверхностный человек Изучение поверхностного человека Недостатки утилитарности За здоровый деловой подход